Министерство финансов РФ Интервью заместителя Министра финансов Алексея Лаврова журналу "Бюджет" О перспективах бюджетных реформ в России

Мы поговорили с заместителем министра финансов Российской Федерации Алексеем Михайловичем Лавровым о результатах реформ бюджетной системы, которые продолжаются последние 20 лет. Спросили его о перспективах бюджетного федерализма, бюджетировании, ориентированном на результат, бюджетной децентрализации и многом другом.— Алексей Михайлович, в издательском доме Высшей школы экономики вышла ваша книга «Логика и перспективы бюджетных реформ в России. В поисках “оптимальной децентрализации”». Как бы вы вкратце ответили на вопрос о содержании издания?— В своей книге я представляю одну из возможных версий взгляда изнутри на двадцатилетний период бюджетных реформ. Он начался с принятием в 1998 году Бюджетного кодекса и первой среднесрочной программы бюджетных реформ («Концепции реформирования межбюджетных отношений в 1999–2011 годах»). Хочу отметить, что в 2019 году в Госдуму должна быть внесена новая редакция Бюджетного кодекса. Ее принятие закрепит кодификацию бюджетного законодательства и уже проведенные реформы.Развитие бюджетной системы, безусловно, будет продолжаться. Однако, как представляется, центр тяжести бюджетных реформ будет смещаться от законодательных новаций к улучшению и развитию в основном уже сложившихся практик, освоению имеющихся механизмов и инструментов, оптимизации и цифровизации бизнес-процессов, формированию новой бюджетной (или даже шире — управленческой) культуры при значительно более стабильной нормативно-правовой базе. Книга посвящена и самому процессу двадцатилетних реформ, и перспективным будущим решениям.О БЮДЖЕТНОМ ФЕДЕРАЛИЗМЕ— Обсуждая бюджетные реформы, невозможно обойти вопрос прав и обязанностей Федерации и регионов. Некоторые эксперты считают, что в России в настоящее время нет и не может быть бюджетного, да и вообще никакого, федерализма. Они утверждают, что Россия всегда фактически была унитарным государством. Каково ваше мнение?— Давайте оставим в стороне историко-политические дебаты и посмотрим на международный опыт. Изучение зарубежной практики позволяет утверждать, что по своим принципам, в том числе закрепленным в законодательстве, механизмам регулирования и инструментам бюджетная система России практически не отличается от систем федеративных и децентрализованных унитарных (с бюджетной точки зрения между ними нет существенных различий) государств с развитой или переходной экономикой.Более того, в силу относительной молодости по своей правовой конструкции российская система является более прозрачной и понятной по сравнению с бюджетными системами развитых стран. Последние успели обрасти исторически сложившимися и, как правило, труднообъяснимыми особенностями. Другое дело, что теоретически и законодательно вполне логичная российская модель бюджетного федерализма в своем нынешнем виде на практике буквально переполнена «мягкими» бюджетными ограничениями для субъектов Федерации и муниципальных образований.— Что можно сказать об устранении этих ограничений и шагах, направленных на то, чтобы не допустить новых?— Именно от устранения этих ограничений зависят перспективы российского бюджетного федерализма. Утвержденная Правительством России в 2019 году Концепция повышения эффективности бюджетных расходов в 2019–2024 годах предусматривает ряд важных действий в этом направлении. Прежде всего планируется продолжить работу по инвентаризации полномочий субъектов Федерации и муниципальных образований и оптимизации разграничения полномочий между публично-правовыми образованиями.Концепция-2024 обоснованно указывает на сохраняющееся и даже растущее, несмотря на требования законодательства, вмешательство федерального регулирования в полномочия региональных и местных органов власти. Так, в ней указано, что 77 процентов собственных полномочий субъектов Федерации в той или иной степени дополнительно регулируются федеральными нормативными правовыми актами. В то же время Концепция-2024 не содержит конкретных мер для решения этой давно назревшей проблемы, а для того, чтобы добиться этого, нужно уточнить постановку задачи. В своей книге я подробнее останавливаюсь на этой проблеме и на способах решения.О РОССИЙСКОЙ СИСТЕМЕ БОР— Одно из важнейших направлений реформ — переход от управления затратами к управлению результатами. Россия перешла с традиционной модели бюджетирования на бюджетирование, ориентированное на результат, на 15–20 лет позже большинства развитых стран. Что сейчас можно сказать о российской системе БОР?— Несмотря на поздний переход, Россия вошла в число стран, соответствующих общепризнанным стандартам лучшей практики бюджетирования. Так, по оценке ОЭСР, уже в 2012–2013 годах Российская Федерация опережала 25 из 27 стран — членов ОЭСР, участвовавших в исследовании, по индексу среднесрочного планирования. Россия также превосходила 27 из 31 страны — члена ОЭСР по индексу БОР.При этом в России единая модель СБОР (среднесрочного бюджетирования, ориентированного на результат) применяется как для федерального, так и для региональных и местных бюджетов. В большинстве развитых стран такого рода реформы, судя по доступной информации, в основном проводились только на национальном уровне. Позиции российской модели СБОР еще больше усиливает повсеместный переход начиная с 2014–2015 годов к формированию бюджетов в структуре государственных (муниципальных) программ, а также начавшееся с 2019 года внедрение в рамках национальных проектов проектных методов управления госпрограммами.— Тем не менее система СБОР вплоть до последнего времени периодически становилась объектом критики. Как вы к этому относитесь?— Критика возникает довольно часто, и она во многих случаях обоснованная. Такая ситуация является вполне естественной, поскольку речь идет о трудно измеримой оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти. Последние должны находиться под постоянным внешним давлением (со стороны парламентов, контрольно-счетных органов, экспертов, общественного мнения).При этом собственно бюджетные инструменты и механизмы встроены в общую систему государственного управления, к которой, как правило, и относится значительная (или даже основная) часть критики. Критика же самих бюджетных инструментов способствует их поступательному развитию.О РЕФОРМЕ БЮДЖЕТНЫХ УСЛУГ— Значительная часть вашей книги посвящена реформе бюджетных услуг. На эту тему продолжаются дискуссии, некоторые выступают против этой реформы как таковой. Как вы относитесь к этим дискуссиям?— В ходе политических или даже экспертных обсуждений рано или поздно «прорываются» два тезиса. Первый: вы что же, предлагаете, чтобы бюджетные средства перетекали от государственных (муниципальных) учреждений к частникам? А как же наши бюджетники? Второй: частники заинтересованы только в зарабатывании денег, поэтому, как только будут вытеснены государственные (муниципальные) учреждения, частники тут же задерут цены или, если бюджет не согласится платить, уйдут. Такие аргументы носят сугубо политический характер, и в принципе продолжение их логики приводит к обоснованию необходимости сохранения (восстановления) полностью государственной экономики.Реальная проблема состоит именно в том, чтобы плавно, без каких-либо социальных рисков осуществить переход от нынешней, в основном административной, к преимущественно (но далеко не полностью) рыночной или конкурентной системе оказания услуг. Такой переход должен быть достаточно длительным, с сохранением значительного объема гарантированного для государственных (муниципальных) учреждений объема услуг. А также с постепенным увеличением доли конкурентного распределения бюджетных средств и возможностью для государственных (муниципальных) учреждений конкурировать за них друг с другом и с другими поставщиками, прозрачными механизмами перераспределения трудовых и материальных ресурсов в пользу более успешных поставщиков (в том числе государственных или муниципальных учреждений).Собственно, это и предлагается рассматриваемым Государственной думой проектом федерального закона «О государственном и муниципальном социальном заказе». В ближайшие 5–10 лет должны быть отлажены его инструменты с появлением в отдельных (видимо, немногочисленных) субъектах РФ практик конкурентного распределения государственного (муниципального) социального заказа, в том числе в основном (или только) между бюджетными и автономными учреждениями.ОБ «ОПТИМАЛЬНОЙ БЮДЖЕТНОЙ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ»— В своей книге вы пишите об «оптимальной бюджетной децентрализации». Что означает эта концепция?— Мы видим, что в трех, казалось бы, совершенно разных сферах бюджетных реформ (межбюджетные отношения, бюджетный процесс и оказание бюджетных услуг) происходили и происходят похожие процессы.Во-первых, это разграничение полномочий между регулятором (Российская Федерация, органы законодательной и исполнительной власти) и администраторами финансовых ресурсов: регионами, муниципалитетами, органами исполнительной власти, организациями — поставщиками бюджетных услуг.Во-вторых, это обеспечение определенной степени финансовой автономии (самостоятельности, а значит, и ответственности) администраторов финансовых ресурсов. В-третьих, это определение правил распределения финансовых ресурсов: нормативов доходов и межбюджетных трансфертов, потолков расходов на основе концепции расходных обязательств, нормативов затрат на оказание услуг. В-четвертых, происходит поддержание конкуренции за инвестиции, доходы, бюджетные ассигнования на госпрограммы, за потребителей бюджетных услуг, «приносящих» субсидии из бюджетов.Пятый процесс — это переход от мягких к жестким бюджетным ограничениям. Под мягкими мы понимаем возможность и заинтересованность регулятора изымать ресурсы администраторов с неформальным оказанием финансовой поддержки. А под жесткими — защиту администраторов от таких действий регуляторов с полной их ответственностью за свое финансовое состояние. Последнее — это поддержание определенного уровня качества финансового менеджмента, включая стимулы и возможности для его повышения.Все это позволяет говорить о том, что в названных сферах происходила не просто «бюджетная децентрализация», а именно «оптимальная бюджетная децентрализация». Она отличается от первой установлением стабильного, закрепленного правовыми актами и не являющегося предметом переговоров баланса между полномочиями регулятора и администраторов, конкурентной средой и жесткими бюджетными ограничениями для администраторов финансовых ресурсов (таблица).Разумеется, это не более чем логическая модель, имеющая, как и любая другая, ряд допущений, оговорок и исключений из общих правил. Тем не менее ее можно использовать для достижения практических целей.— Что это за цели?— Во-первых, для уравновешивания альтернативной бюджетной децентрализации модели бюджетной централизации. При сохранении прежних или возникновении новых проблем обычно предлагается применить именно вторую, более простую и обещающую быстрые результаты модель. Звучат призывы навести порядок, ввести или ужесточить единые требования, установить централизованный контроль, повысить наказания и так далее.Иногда такой подход оправдан. Но даже в этих случаях его нельзя применять автоматически, без сопоставления с альтернативным вариантом в логике «оптимальной бюджетной децентрализации». Можно верить в эффективность централизации или децентрализации, но нельзя всегда и во всем, без обсуждения эффективности, полагаться только на одну из них.Вторая цель — планирование или оценка бюджетных реформ в сферах, о которых я говорил выше. Большинство недостатков или ограничений нынешней системы межбюджетных отношений, бюджетного процесса или оказания бюджетных услуг прямо или косвенно обусловлено неполной реализацией модели «оптимальной бюджетной децентрализации». В том числе это несоблюдение жестких бюджетных ограничений для администраторов финансовых ресурсов. Комплексные реформы или точечные меры должны проверяться с точки зрения их соответствия этой модели и требованиям.— Вы говорили об «оптимальной бюджетной децентрализации» в межбюджетных отношениях, бюджетном процессе и оказании бюджетных услуг. Применима ли эта логика к другим сферам?— Действительно, модель может быть использована для планирования или оценки других бюджетных реформ. Похоже, что логика этой модели применима, например, к обеспечению устойчивости бюджета, социальной поддержке населения, бюджетной поддержке отраслей экономики, государственным (муниципальным) закупкам.— Каково ваше отношение к централизации и децентрализации как таковым? Упрощая вопрос — что эффективнее?— Хочу начать с того, что в большинстве управленческих систем, по-видимому, имеет место естественная тенденция к избыточной централизации, однако полностью централизованных управленческих систем не существует. Бывают системы с оптимальной и неоптимальной, даже вредной децентрализацией принятия и реализации управленческих решений. При этом основное отличие между ними вовсе не в том, какой объем полномочий находится у условного центра, а какой — у его агентов.Конечно, крайние значения, например концентрация более 80 процентов полномочий у центра или у агентов, повышают вероятность возникновения неоптимальной, недостаточной или избыточной децентрализации. Однако любые промежуточные значения могут означать как оптимальную, так и неоптимальную децентрализацию. Для понимания ситуации нужен специальный анализ.Качество децентрализации любой системы управления определяется прозрачностью и стабильностью разграничения полномочий, конкурентной средой и жесткостью финансовых ограничений. Именно на это прежде всего нужно ориентировать реформы, направленные на повышение эффективности систем управления. И лишь затем есть смысл рассматривать варианты перераспределения полномочий между условными уровнями управления. Перераспределение само по себе и в отрыве от качества децентрализации не только не повысит эффективность управления, но и с высокой вероятностью приведет к его снижению, уходу в тень существующих и возникновению новых проблем и ограничений.Текст: К.В. ОвчарукОригинал публикации: Журнал Бюджет // Заместитель министра финансов Российской Федерации Алексей Лавров: Логика и перспективы бюджетных реформ в России

Министерство финансов РФ Интервью заместителя Министра финансов Алексея Моисеева агентству Reuters О роли рубля, либерализации валютного контроля, санкционных рисках, бизнесе банков

Минфин РФ выборочно либерализует валютный контроль, создавая стимулы для использования рубля во внешнеторговых расчетах, с прицелом на создание офшорного рынка российской валюты за пределами страны, сказал в интервью Рейтер замминистра финансов Алексей Моисеев.Минфин, Центробанк и ВЭБ собираются поделить на троих 212,6 миллиарда рублей убытков от санации Связь-банка и Глобэкса.Ниже представлены развернутые высказывания Моисеева.О расчетах в национальных валютах между РФ и Китаем:"В Москве в июне, в преддверии Петербургского экономического форума, был подписан межправительственный меморандум с Китаем. В целом он носит рамочный характер. В нем речь идёт о расчетах в национальных валютах, об использовании инфраструктуры счетов лоро и ностро российских и китайских банков, о том, чтобы нам сделать SWIFT-независимую систему передачи финансовых сообщений и так далее. При этом все эти шаги не принимаются странами, как жёсткие обязательства, там указано - расчеты преимущественно в национальных валютах, то есть это не единственный способ расчетов. Странами не заявляется, что мы сейчас отключимся от всего финансового мира и будем жить отдельно, такого нет. Есть договоренность двигаться в этом направлении".Какие практические шаги последуют за этим?"Когда в последних числах мая мы согласовывали последние детали с Пекином на встречах с Минкоммерции КНР и Народным банком Китая, там мы наметили и дальнейшие действия. Но раскрыть их я пока не могу".Планируют ли власти наделить ВТБ каким-то особым статусом при внешнеторговых расчетах с Китаем?"Нет. В тексте меморандума ничего про это не написано. Но естественно ВТБ является активным участником российско-китайских переговоров, наряду с другим банком - Газпромбанком. Исторически так сложилось, что эти две кредитные организации являются "активистами" на китайском рынке. Газпромбанк давно уже говорит о выпуске облигаций в юанях, участвует в проекте "шелковый путь". ВТБ имеет в Шанхае филиал, который работает на Шанхайской бирже, и именно они начинали торговать валютную пару юань-рубль в 2010 году.Несмотря на активность этих госбанков, даже в наших внутренних дискуссиях ни разу не обсуждалась мысль, чтобы какому-то банку отвести специальную роль в этом направлении.Но видимо с развитием расчетов в национальных валютах именно эти два банка будут играть доминирующую роль, в силу того, что они активно этим занимаются, инвестируют свое время и деньги".О какой национальной валюте речь - о рублях или юанях?"Это обычно камень преткновения - что такое национальная валюта? Рубли или юани, рубли или казахские тенге? Мы полагаем, что рубль более подходящая валюта, для того, чтобы ее использовать во взаимных расчетах, потому что она менее зарегулирована с точки зрения текущего счета и счета капитала. У нас, в отличие от китайских коллег, полностью либерализовано использование рубля за границей, несмотря на то, что мы никак не завершим либерализация валютного контроля. С юанем сложнее, там нужны торговые, неторговые юани, внутренние, внешние. Инструмент не очень удобен для игроков.Со своей стороны, китайские коллеги справедливо говорят о том, что юань является международной резервной валютой, входит в корзину МВФ, в юани инвестируются резервы многих центральных банков, включая Банк России.Это такой спор, но на самом деле не важно, какая именно национальная валюта. Не будет никаких государственных решений, что 20% в юанях, 30% - в рублях, и остальное - в какой-то другой валюте, например. Нет. У наших банков есть несколько десятков счетов лоро-ностро, они должны быть свободны в использовании любой валюты, которую они хотят, в том числе, и доллара США. То есть, никаких разговоров о запрете расчетов в долларах нет, нет.Не будет директив правительства об использовании только национальных валют в расчетах.Выбор валюты будет диктоваться исключительно коммерческими интересами во взаимоотношениях с банками. Кому-то удобнее рубли, кому-то - юани. Достаточно сделать так, чтобы была удобная инфраструктура по лоро-ностро счетам и сейчас самый главный вопрос - это передача финансовых сообщений".Кто будет нести издержки конвертации при использовании нацвалют?"Издержки конвертации они и так, и так возникают. Потому что компаниям для внешнеторговых расчетов надо сначала перевести рубли в доллары, доллары - в юани и потом обратно. А так рубли-юани напрямую. Спред бывает складывается по-разному".О мотивации компаний переходить на рублевые расчеты:"Мотивация будет в следующем - либерализация мер валютного контроля, ускоренное прохождение для рублёвых расчетов. Мы считаем, это будет для компаний большим стимулом.Что нам говорит бизнес? Вы можете идти по дороге, что рубль валюта либерализованная, но у вас при любом движении влево-вправо торчит частокол валютного контроля, который все равно ограничивает этот путь.Поэтому мы говорим, хорошо, давайте мы отменим весь валютный контроль для расчетов в рублях. Это будет стимулом. Об этом на днях Антон Силуанов докладывал президенту, законопроект внесён в Госдуму и уже принят в первом чтении. Мы бы очень хотели бы, чтобы он был принят в этом году, но все зависит от депутатов".О сроках вступления закона в силу:"Все это вводится для экспорта, он делится на сырьевой и несырьевой. Полная отмена репатриации валютной выручки в рублях для несырьевых компаний - с 1 января 2020 года, для сырьевых - поэтапная отмена, с 1 января 2020 года - 10%, далее постепенно доля растёт и выход на 100% к 2024 году. Но это касается только выручки в рублях. По долларам и другим валютам требование репатриации валютной выручки остаётся. Это будет важный стимул для перевода внешней торговли в рубли".О позиции Центробанка, поддержавшего законопроект:"Нам удалось убедить ЦБ, что это необходимо".Кроме Русала и Алросы, которые провели разовые сделки в нацвалютах, кто-то проявлял практический интерес?"Зависит от юрисдикции, у нас из средних компаний достаточно развит товарооборот в рублях. По ряду стран бывшего СССР доля рублевого товарооборота доходит до 60%. Зависит от страны. Но, конечно, практические шаги сделали АЛРОСА и Русал".О готовности китайских контрагентов переходить на расчеты в рублях:"Китайские банки работают в России, они являются активными участниками торгов на Мосбирже. Там еще с полдюжины китайских банков. Никто никого не собирается сгонять в светлое будущее плетью, говорить - вот рубль, и все. Просто агрессивная политика использования доллара США как инструмента санкций, заставляет страны экспериментировать и искать альтернативы. Мы сейчас находимся в таком состоянии".Считаете, этот риск ещё высок для России?"Это невозможно оценить, этот риск непредсказуем".О готовности Минфина к усилению антироссийских санкций:"Поставьте себя на мое место. Предсказать будущие действия властей США я не могу, и никто не может в нашей стране. Да, есть аналитики, которые строят теории, но анализировать можно то, что движется по определенным законам. Если есть нормальная функция, по ней можно построить регрессию и предсказать траекторию. Если функция случайных величин, предсказать ее нельзя. То же самое и здесь. Мы естественно должны быть готовы, у нас есть 1000 разных сценариев – Б, С, Д для разных случаев, но общее решение о том, чтобы финансовая инфраструктура была как можно менее зависима от решений третьих стран, оно было принято ещё в 2014 году.Последовательно этот план реализуется - НСПК и система финансовых сообщений, перевод расчетов в рубли".О падении доли расчетов с Китаем в национальных валютах в 2018 году:"Видимо, там было влияние разовых контрактов. На практике все это отслеживает Центробанк".О старом проекте Мосбиржи по построению торгового линка с Шанхайской биржей золота:"Я поддерживаю этот проект. Но к сожалению, когда все эти договоренности заключались, была четкая дорожная карта у Китая по либерализации своего валютного контроля. Этот проект выстраивался под это. После событий 2015-2016 года на внутреннем рынке Китая, они либерализацию притормозили и соответственно затормозились все эти линки.Торговый мост будет возможен только в случае, когда  ряд валютных ограничений по платежному балансу Китая будет значительно либерализован. У них есть план, но пока это все власти Китая притормозили.Это же относится и к торговому линку с Китаем по торговле ценными бумагами".О доле рублевых расчетов во внешней торговле:"У меня есть KPI на отмену валютного контроля в этом году по рублёвым расчетам. Мы над этим усиленно работаем. Несколько значительных шагов сделали, далее будет либерализация КоАП, обсуждаем отмену статьи в уголовном кодексе и другие вещи.Что касается доли рублёвых расчетов, она увеличится значительно. Объясню почему. Не потому, что все вдруг станут торговать с нами нефтью за рубли, а просто потому, что это создаст спрос на посреднические банковские услуги для того, чтобы на счёт резидента в банке-нерезиденте зачислялись рубли".О последствиях упрощения валютного контроля за рублевыми расчетами:"Что надо будет сделать с 2020 года для несырьевых компаний? Надо будет только дать выписку со счета резидента в банке-нерезиденте, что ему по такому-то контракту поступила такая то сумма в рублях и все, он свободен.Допустим, компания продала грузовики Латинской Америке, ей заплатили в долларах, деньги пришли в банк, где у производителя грузовиков есть счёт, конвертируются этим банком в рубли и зачисляются на счёт этого резидента, он показывает справку и от него все отстали.Это означает, что банк, который держит этот счёт, должен будет эти рубли где-то купить. В то же время он будет понимать, что когда этот контракт будет реализован, ему надо будет поставить рубли.Поэтому, данный банк, видимо, захочет хеджироваться от возможного роста курса рубля, а это что означает? Что на рынке NDF у нас наконец-то появится встречный поток. Сейчас это дорогой рынок, потому что он работает в одну сторону - все хотят захеджироваться от падения рубля.А эта мера создаст встречный поток, и рынок NDF станет более ликвидным. Главное, будет спрос на страховку от роста курса рубля, банк будет понимать, что ему надо поставить миллион долларов в рублях через три месяца этому клиенту, любой банк снимет все риски, захеджировав эту позицию. Поэтому я не столько рассчитываю, что закон поможет массово перевести иностранных контрагентов на расчеты в рублях, сколько создаст офшорный рынок рубля по примеру того, как в 70-е годы советская нефтеторговля создала рынок евро-долларов overnight в Европе".Как ЦБР смотрит на то, что появится офшорный рынок рубля?"Очень хорошо ЦБ на это смотрит, здесь нет ничего плохого.Лозунг о том, что рубль должен стать резервной валютой никто не отменял.Макроэкономические реформы, которые произошли в стране - переход от фактически управляемого курса рубля к плавающему курсу, переход на управление процентными ставками и таргетирование инфляции, появление устойчиво положительных ставок денежного рынка, введение бюджетного правила - все эти шаги повышают устойчивость экономики и национальной валюты.Просто время должно пройти, чтобы все увидели, как это работает. В финансовой инфраструктуре - это мост с Euroclear, который в 2015 году заработал, плюс доработка валютного контроля. После этого, можно будет сесть и ждать. Как настоящий полководец - садится и ждёт удобного момента. Надо сесть и ждать, может пять лет, 10 лет, чтобы люди увидели, что работает все стабильно и сверхъестественных рисков нет".О том как компании возвращают в страну экспортную выручку:"Как сторонник либерализации валютного контроля, я убеждён, что репатриация - это ритуальная пляска, по-другому не назовёшь.Например, экспортёр продал товар, получил деньги на свой счёт в иностранном банке, зачислил туда и через 15 минут вывел обратно, то есть исполнил ритуальную пляску. Все показал ФНС, ФТС и ЦБ, от него отстали. В это же время экспортер понёс инфраструктурные издержки и обратно увёл из страны деньги. Поэтому я ответственно заявляю, что никакого влияния отмена требования по репатриации валютной выручки на платежный баланс РФ не оказывает".В начале года емкость валютного рынка Мосбиржи резко снизилась, не связано ли это с тем, что крупнейший экспортёр РФ оставлял валютную выручку за пределами страны?"В перечне правительства, в который включаются компании, пользующиеся правом не возвращать валютную выручку в страну, нет крупнейшего экспортера".Роснефть разве не подавала заявку, чтобы получить такое право?"Компания подала заявку, она рассматривается. Мы все делаем по закону. По состоянию на сегодняшний день Роснефть в этом перечне не находится. В нем есть уже компании, крупные экспортёры, но в масштабах платёжного баланса они незначимы".Какие ещё страны готовы использовать нацвалюты в расчетах, кроме Китая?"Эта работа диверсифицирована по конкретным людям, поэтому я могу сказать не про все направления. Но конечно, со всеми традиционными контрагентами - из Индии, Вьетнама, Турции, стран бывшего СССР работа ведётся".О законопроекте об отмене НДС на золото:"Законопроект внесён, но на него ещё нет отзыва правительства. Я знаю, что у ФНС есть замечания. По их мнению, там большое количество рисков. Сейчас готовится комплексное решение по этому поводу. В итоге позиция правительства будет примерно такая - мы в целом поддерживаем, но у нас много возражений. Поэтому в том виде, в котором внесён, он вряд ли будет принят. Первый вице-премьер - министр финансов Антон Силуанов принял решение, что НДС на золото надо отменить, повторюсь, что на золото - как инвестиционный инструмент, а не как объект производства для ювелиров. Как это сделать? Пока обсуждается"."Поскольку есть решение первого вице-премьера - министра финансов об отмене НДС на золото, ФНС предложит своё решение, как это можно сделать".Принятие закона затянется. Останется ли в проекте 2020 год, как год вступления в силу, сказать сложно. Давайте не будем забегать вперёд".О деятельности Промсвязьбанка:"В стратегии мы предусмотрели постепенную докапитализацию Промсвязьбанка (на 50 миллиардов рублей в течение 2020-2021 гг).Отчасти капитал увеличится после присоединения Связь-банка, это в том числе позволит улучшить норматив Н1.Что касается оборонных кредитов, то решение, как пополнять капитал в связи с передачей кредитов, пока не принято. Отчасти, потому что после того как правительство выпустило первое постановление о передаче кредитов ОПК в банк, туда передавались кредиты первой категории, резервы по которым были незначительными.Таким образом, банку требовался только регулятивный капитал.Но второе постановление предполагает, что в ПСБ будут передаваться кредиты второй категории (резервы могут достигать до 20% суммы ссудной задолженности) и сумма докапитализации в связи с этим будет более значительная. Ее необходимо будет рассчитать к началу третьего квартала".О передаче Связь-банка Промсвязьбанку:"ВЭБ и ПСБ провели due diligence кредитного портфеля Связь-банка. Проблемные кредиты останутся на балансе ВЭБа, так как там есть долги, которые могут быть возвращены. И поскольку ВЭБу не нужно соблюдать регулятивные требования Базеля, то он может спокойно ждать возврата этих средств.Однако основная причина, по которой Связь-банк до сих пор не передан -  это долг ВЭБа перед ЦБ на 212 миллиардов рублей, а не передача проблемных активов. Решение о том, что делать с долгом, формально еще не принято, однако оно уже есть и будет удовлетворять все стороны - грубо говоря, потери будут поделены между правительством, ВЭБом и Центробанком".О поддержке крымских банков:"Мы системно поддерживаем только РНКБ, смотрим на его потребности. Сейчас как раз идет дискуссия о докапитализации РНКБ - банк может получить около 5 миллиардов рублей. Плюс мы можем помочь с ликвидностью, сделаем какой-нибудь доступ. Сейчас мы их допустили к аукционам казначейства. РНКБ последний из крупных санкционных банков, который подключился к этим аукционам".О долгах Агентства по страхованию вкладов (АСВ):"Никто не говорит, что в 2022 году весь долг АСВ нужно погасить. Однако мы, как и раньше считаем, что уровень взносов, которые агентство получает от банков, должен позволять АСВ гасить долг перед Минфином и ЦБ. Чтобы было видно, что есть тренд на возврат долга - пусть это будет по 5-10% в год, но важно, чтобы это все-таки было. Хотя мы допускаем, что этот долг может быть пролонгирован.Сейчас началась дискуссия по возможному расширению страхования на депозиты юрлиц. Международная практика, конечно, говорит о том, что нужно страховать средства юрлиц. Но большие компании в силах самостоятельно определить риски, поэтому мы страхуем только депозиты населения и малого бизнеса. Все банки кроме крупнейших государственных - за, но с другой стороны, платить за этот банкет придется самим банкам и любые расходы на систему страхования вкладов сразу окажутся в стоимости кредитов, а есть запрос на снижение ставок".Текст: Елена Фабричная, Татьяна ВороноваОригинал публикации: Reuters, "Интервью замглавы Минфина РФ о роли рубля, санкционных рисках, бизнесе банков"

Министерство финансов РФ Интервью Первого вице-премьера - Министра финансов Антона Силуанова газете "Московский комсомолец"

Прыжок России в рынок в декабре 1991 года был тесно связан с именем Егора Гайдара. Чуть позже в нашей стране в экономическом смысле наступила эпоха Чубайса. Первые годы президентства Путина были эрой Кудрина и Грефа. А вот кто сейчас может считаться символом экономической политики российской власти? Для тех, кто в теме, ответ однозначен. Первый вице-премьер и министр финансов РФ Антон Силуанов очень не любит публичности, но зато очень крепко держит в руках штурвал управления нашей экономикой.Именно Антон Силуанов сыграл ключевую роль в накоплении нашей страной финансовых резервов, которые позволяют ей сравнительно спокойно переносить гнев и натиск Запада. Именно Силуанов был в прошлом году мозгом и локомотивом пенсионной реформы. Именно Силуанов отвечает за финансовое наполнение широко разрекламированных Национальных проектов, которые, как уверяют в нашем Белом доме, уже в ближайшем будущем сделают жизнь в стране веселой и счастливой.Сразу оговорюсь: мне не удалось добиться от Антона Силуанова ответов на абсолютно все интересующие меня вопросы о ключевых деталях экономического курса нынешнего российского правительства. Но думается, что тех ответов, которые я все-таки получил, достаточно, чтобы составить свое представление о человеке, который отвечает за деньги в наших кошельках. В разговоре со мной первый вице-премьер и министр финансов пообещал, что вскоре таких денег у россиян будет больше. Хочется верить, что Антон Германович не ошибается.— Антон Германович, принято считать, что у всех хороших министров финансов есть профессиональная болезнь: они смотрят на ситуацию в экономике исключительно с точки зрения наполнения государственного бюджета. Как вы считаете, есть у вас такая особенность?— Это очень упрощенная точка зрения. Таким аргументом некоторым моим коллегам легче всего объяснять расхождения с министром финансов, когда других доводов не осталось.Главная цель финансового ведомства — обеспечение экономического роста. Для министра финансов позитивная динамика в экономике важна даже больше, чем для других членов правительства. Будет стабильно работать экономика — будут расти и доходы граждан, это, в свою очередь, приведет к наполнению казны, и расходы бюджета можно будет увеличивать.Это очень важно, когда президентом перед правительством поставлены амбициозные национальные цели. До 2024 года на принятые для исполнения национальных целей нацпроекты будет дополнительно потрачено 8 триллионов рублей. Эти деньги уже есть в бюджете в полном объеме, и они будут потрачены на улучшение качества жизни людей. К этим 8 триллионам нужно добавить деньги, которые уже были заложены в федеральном бюджете, деньги субъектов РФ, деньги внебюджетных фондов и частных предпринимателей. Итого получилось 25,7 триллиона рублей на шестилетний период. Все национальные проекты обеспечены деньгами до копейки. Постоянно возникают новые задачи, поэтому сегодня финансовые ресурсы как никогда нужны для их решения.В то же время денег всегда не хватает, и без дополнительных структурных стимулов не обойтись. Позиция «любую проблему можно залить деньгами» сегодня не проходит.— А какой подход, с вашей точки зрения, является правильным? Не такой, надеюсь: денег нет, но проблему вы все равно обязаны решить?— Деньги как раз есть, ими надо рационально распоряжаться, но без изменения законодательного регулирования, которое мешает работать экономике, создает неверные мотивации в бюджетном секторе, сегодня не обойтись.Это сложно, поэтому опять сейчас слышны громкие голоса желающих потратить нефтегазовые доходы. У нас же профицит бюджета огромный — за первый квартал почти 3%. Да, действительно у нас сейчас профицит бюджета. А что будет, если завтра цены на нефть упадут? Будем снова сокращать расходы? Все это мы уже не раз проходили.Если помните, сначала бюджет балансировался при цене 17 долларов за баррель нефти, потом — при 20, потом — при 30, потом — при 40… В конечном итоге мы дошли до ситуации, когда бюджет можно было сбалансировать только при цене нефти более 100 долларов за баррель. Затем случилось то, что должно было случиться: цены на нефть рухнули, наступил кризис в мировой экономике. Мы столкнулись с необходимостью сокращать расходы, искать источники финансирования тех расходов, которые невозможно сократить.Этого нельзя допускать больше: качество медицинских услуг гражданам или размер пособий не должны зависеть от цен на нефть. Именно поэтому мы в последние годы проводили такую макроэкономическую политику, которая сделала нашу страну устойчивой к влиянию извне. Преимущества этой политики очевидны: нам постоянно грозят санкциями, вводят торговые ограничения, но это никак не отражается на зарплатах, бюджетных программах и обязательствах государства. Цена на нефть падала и взлетала, но никто в России, кроме профессиональных инвесторов и самих нефтяников, этого не заметил. Ни на бюджет, ни на курс рубля все эти события не повлияли. В отличие, например, от Турции, в которой национальная валюта обесценилась почти вдвое.Нам надо думать не о том, как быстрее потратить все, что мы сберегли. Нам надо думать о том, как через налоги, бюджет и денежно-кредитную политику, через отраслевые меры сделать так, чтобы все эти инструменты сработали на выполнение основной задачи — на экономический рост и рост доходов граждан.— Давайте тогда поговорим про экономический рост. Как вы уже сказали, российский бюджет может похвастаться сейчас большим профицитом. Зачем на таком фоне правительство еще больше увеличило нагрузку на экономику, подняв ставку налога на добавленную стоимость?— Мы приняли грандиозные планы развития экономики: инфраструктура, здравоохранение, цифровизация, малое и среднее предпринимательство и так далее. Для решения амбициозных задач, которые поставлены президентом в майских указах, для обеспечения экономического прорыва нужны ресурсы, нужны деньги. Мы пошли по пути большего перераспределения ресурсов через государственный бюджет: изъяли часть денег из экономики, перенаправив их адресно в те отрасли, которые должны дать улучшение жизни граждан и станут дополнительным экономическим стимулом.Если говорить об общем воздействии на экономику, то НДС — это нейтральный налог. Если рынок является конкурентным, то закладываемое повышение НДС может и не привести к росту цен на товары.Кстати, на социально значимые и продовольственные товары НДС не был увеличен. Хочу обратить внимание на то, что параллельно с увеличением НДС мы отменили налог на движимое имущество. Это было предложением бизнеса, который сказал, что этот налог ему мешает осуществлять модернизацию. Доводы предпринимателей: мы покупаем новый станок, который еще не успел окупить себя, а за него уже необходимо платить большой налог. А вот на старое, амортизированное оборудование налог маленький. Мы признали эти аргументы бизнеса справедливыми и отменили его.Поэтому деньги от НДС направляются в первую очередь на стимулирование роста экономики. И первые результаты этой работы уже появляются. Я часто бываю в регионах и смотрю за тем, как идет работа над нацпроектами, вижу, что дело пошло — запустились нацпроекты. Началась реализация нацпроекта «Производительность труда», по которому предприятия за год увеличивают производительность на 10–30%. Это дает возможность поднять зарплаты работникам, создать новые рабочие места, планировать дополнительные инвестиции в свое развитие. Много встречаюсь и разговариваю с малыми предпринимателями — сегодня они стали получать кредиты на развитие бизнеса под 8,5%, такая льготная процентная ставка дается за счет субсидий из бюджета. Начинаются стройки новых дорог, объектов инфраструктуры, больниц, культурных центров. Безусловно, мы только в начале пути, со временем начатая работа будет масштабирована — все-таки нацпроекты рассчитаны на 6 лет.— Я услышал ваши слова о том, что «НДС — это нейтральный налог для экономики». Но вот мои знакомые из сферы бизнеса говорят, что повышение НДС для них — еще один мощный удар под дых. Они неправильно оценивают ситуацию?— Не согласен с оценками. Увеличение НДС дало бюджету 650 миллиардов рублей, или приблизительно 0,6% ВВП. Эти деньги, как уже говорилось, мы перераспределяем через бюджет на задачи, которые дадут стимулы для роста. Вложения в цифровизацию, транспортную инфраструктуру, стимулирование роста производительности труда, малый и средний бизнес, экспорт — это все для бизнеса. Кроме того, инфляционный эффект от увеличения НДС оказался куда менее значимым, чем мы ожидали. Это значит, что и стоимость кредитных ресурсов быстрее начала снижаться.— Любой русский любит быструю езду. Удовлетворены ли вы в этой связи теми анемичными темпами экономического роста, которые Россия демонстрирует в последние годы?— Обеспечить более высокие темпы роста — серьезная задача правительства. Чтобы это стало реальностью, принято несколько мер. Правительством принят план по увеличению доли инвестиций в экономике до 25% от ВВП. Предусмотрены меры по снижению административной нагрузки на бизнес, либерализация законодательства, меры министерств и ведомств по содействию бизнесу.Начинают работать нацпроекты, которых ждут предприниматели. Всем известно, что инфраструктура в России недофинансируется, не хватает хороших дорог. Дороги начали строиться! Только на транспортную инфраструктуру в ближайшие шесть лет будет дополнительно потрачено более шести триллионов рублей. Инвестиции в цифровизацию и другие современные отрасли безусловно должны дать отдачу в виде более высоких темпов экономического роста.Мы ведем серьезную работу с государственными компаниями. У них большие инвестиционные программы — по объему даже масштабнее, чем у государства. От того, насколько они будут успешны, во многом будет зависеть состояние нашей экономики, мы вводим оценку эффективности капиталовложений компаний с государственным участием.Также приняли план действий, нацеленный на то, чтобы создать для бизнеса более комфортные условия работы в России. Он предусматривает отмену всех устаревших, ненужных, мешающих работать нормативных актов. Не забывайте и о том, что мы пообещали в течение шести лет не менять налоги, это важно для бизнеса.— И каких именно экономических темпов роста вы ожидаете в России через год, через три и через пять лет? И согласны ли вы с мнением многих экспертов, что если в обозримом будущем наши нынешние темпы роста не увеличатся на порядок, то Россия обречена на дальнейший отрыв от ведущих экономик мира?— У нас есть конкретные целевые показатели. К 2024 году мы должны выйти на темпы роста не ниже среднемировых. По оценкам Всемирного банка, сейчас это 3,3% в год. Именно таких темпов роста мы ожидаем. По второй части вашего вопроса: наша задача — войти в пятерку ведущих экономик мира. По итогам прошлого года мы уже находимся на шестом месте в рейтинге стран, имеющих самые большие экономики. Впереди нас, на пятом месте, пока Германия. За прошлый год мы выросли на 2,3%. Германия за этот период выросла приблизительно на 1%. Мы уже сделали первый шаг к тому, чтобы догнать пятую экономику мира.— А является ли задача резкого увеличения темпов экономического роста в принципе достижимой? Многие экономисты убеждены, что в условиях западных санкций и разрыва хозяйственных связей это невозможно даже теоретически.— Не мы первые, не мы последние. Китай живет в условиях экономических санкций. Советский Союз существовал в условиях внешних ограничений.— Простите, но ведь Советский Союз в конечном итоге развалился.— СССР развалился тогда, когда основные экономические барьеры и санкции начали отменяться, — в период перестройки. Развалился не из-за санкций. Советский Союз развалился по причине безответственной экономической и финансовой политики, проводившейся в последние годы его существования. Сегодняшняя Россия принципиально отличается. Санкции, конечно, мешают экономическому развитию. Они забирают у нас темпы роста, отнимают дополнительные доходы у граждан. Но хорошо работать можно и нужно и в этих условиях.— Вы просили говорить прямо. Исполняю ваше пожелание. Вот о чем я думаю, слушая вас. Правительство ставит перед собой все более амбициозные задачи, а простой народ за последние годы живет все хуже и хуже. Как с этим быть?— Вы имеете в виду динамику реальных располагаемых доходов граждан? Если да, то обращаю ваше внимание: за 2018 год такие доходы не упали, а выросли. Рост скромный, 0,1%, но это все равно рост. С учетом значительного роста заработных плат — на 6,8% в прошлом году — полезно посмотреть на конкретные компоненты, из которых складывается статистический показатель «реальные располагаемые доходы». Если вы изучите этот вопрос, то увидите: зарплаты, пенсии и пособия в реальном выражении, то есть с учетом инфляции, стабильно растут. Но одновременно растут и выплаты граждан по потребительским, ипотечным кредитам, которые сокращают реальные располагаемые доходы.Что касается других аспектов качества жизни людей, то на их изменение работают национальные проекты. К 2024 году будут построены новые социальные объекты, появятся новые медицинские центры, научные учреждения, скоростные автомобильные магистрали, аэропорты, улучшения должны произойти в сфере экологии, гораздо доступнее для средней российской семьи станет решение жилищного вопроса. Очень многое делается для поддержки малого бизнеса.— Вы говорите о стабильном росте зарплат граждан. Но вот насколько можно доверять нашей официальной статистике? И не является ли недавняя критика Росстата руководством правительства прелюдией к превращению этой организации в некий аналог советского Госстата — в пропагандистский орган, призванный любой ценой нарисовать вдохновляющую картину роста экономики?— Росстат — не госорган для манипулирования. Для того чтобы принимать выверенные управленческие решения, нужна объективная статистика. Если статистика будет искаженной, то неверными будут и решения. Росстат всегда был и остается независимым ведомством. И неважно, подчинен ли он напрямую правительству, как это было раньше, или Министерству экономического развития, как сейчас. Что на самом деле важно — так это база, методики, которые применяются в Росстате. С недавних пор все акты гражданского состояния в России регистрируются налоговой службой в электронном виде. Конечно, сразу же поменялась и статистика — данные стали более точными. Для статистики важны информационные ресурсы, которые основываются на современных технологиях, на больших массивах данных. Именно такого современного подхода мы и хотим добиться от работы Росстата.— Я прекрасно понимаю, что вы не командуете губернаторами. Но что вы думаете о такой форме достижения поставленных президентом целей по обеспечению достойной зарплатой бюджетников: уволить, допустим, часть врачей, но зато повысить зарплату оставшимся? Как вы относитесь к тому, что нечто подобное практикуется в ряде регионов?— Если говорить о медицине, то на самом деле врачей и медицинского персонала сегодня не хватает. В регионах, наоборот, проводится работа по набору таких специалистов. Открываются новые клиники, центры, которым требуются квалифицированные кадры. Дополнительные ресурсы на выплату учителям и врачам предусматриваются в бюджете регионов. Важно, что соотношение между уровнем зарплат по экономике в регионе и уровнем зарплат в бюджетном секторе будет сохраняться и далее с учетом достигнутых в прошлом году параметров. Большая часть регионов справляется с этим без нашей помощи. Доходов, которые растут в связи с ростом экономики, достаточно для обеспечения роста зарплат бюджетников.— Насколько эффективно, с вашей точки зрения, работают государственные корпорации? Есть мнение, что они являются не столько локомотивом экономики, как задумывалось, сколько удельными княжествами, которые живут в свое удовольствие.— Есть крупные частные компании, где менеджмент принимает неэффективные решения. И, наоборот, есть государственные корпорации, которые работают лучше и эффективнее, чем частники. Все зависит от менеджеров и управленцев, которые там работают. А являются ли эти компании государственными или частными — вопрос второстепенный.Но вот в чем я с вами полностью соглашусь, так это в том, что государство должно более тщательно осуществлять контроль над работой государственных корпораций. От того, насколько успешно работают госкомпании, зависит эффективность работы смежников и общая динамика экономического роста в России. Крупные компании во многом определяют «погоду» в своих отраслях. Как можно эффективно контролировать государственные корпорации? Это можно делать, исходя из ответов на простые вопросы: какую отдачу эти корпорации приносят на вложенный государством капитал? Какой уровень дивидендов они платят собственнику?— Принято считать, что одна из главных неформальных обязанностей министра финансов — говорить всем «денег нет». Можете ли вы сказать стране что-нибудь более оптимистичное, но при этом столь же афористичное?— С деньгами надо очень аккуратно обращаться, рационально их использовать. Государственная казна в чем-то похожа на семейный бюджет. У каждого человека есть свои доходы, сбережения и накопления. От того, насколько человек ими грамотно распоряжается, во многом зависит его благосостояние.— Вас не беспокоит, что доходы в нашей «большой российской семье» распределяются очень неровно? Насколько вас тревожит проблема социального расслоения?— Естественно, тревожит. Наша задача — помогать тем, кто в этом нуждается. Помогаем в первую очередь малообеспеченным семьям, среди которых особое место занимают семьи с детьми. Именно эта категория граждан России является нашим главным приоритетом.Текст: Михаил РостовскийОригинал публикации: Московский комсомолец, "Антон Силуанов: «Деньги как раз есть!»"

Министерство финансов РФ Минфин России приглашает принять участие в опросе о наиболее востребованной информации о деятельности ведомства в форме открытых данных

Минфин России подготовил опрос о наиболее востребованной пользователями информации в форме открытых данных, располагаемой ведомством.  На основе результатов будут определены приоритеты раскрытия информации. Сведения, набравшие наибольшее количество голосов, будут рассмотрены для возможной публикации в форме открытых данных в 2020 году. Опрос проводится с целью расширения заинтересованности в открытых данных ведомства и создания общественно полезных продуктов и проектов.Опрос размещен на официальном сайте Минфина России в разделе  «Открытые данные /Развитие инфраструктуры и обеспечение доступа /Опрос о востребованности данных Минфина России». Период проведения опроса: с 15 июля 2019 года по 1 ноября 2019 года.

Министерство финансов РФ Информационное сообщение О средней цене на нефть и экспортной пошлине

Средняя цена на нефть Urals за период мониторинга с 15 июня по 14 июля 2019 года составила $63,30725 за баррель, или $462,1 за тонну. Согласно расчетам Минфина России экспортная пошлина на нефть в РФ с 1 августа 2019 года понизится на $6,2 и составит $94,1 за тонну.Пошлина на высоковязкую нефть понизится до $9,4 с $10. Льготная ставка пошлины на нефть для ряда месторождений Восточной Сибири, каспийских месторождений и Приразломного месторождения в связи с новой формулой расчета, принятой в рамках налогового маневра в нефтяной отрасли, с 1 февраля 2015 года остается на нулевом уровне.Пошлина на светлые нефтепродукты и масла понизится до $28,2 за тонну, на темные - $94,1.Пошлина на экспорт товарного бензина понизится до $28,2, прямогонного (нафта) - до $51,7 с $55,1 за тонну.Пошлина на сжиженный газ остается на нулевом уровне.Пошлина на кокс понизится до $6,1 с $6,5 за тонну.В настоящее время экспортная пошлина на нефть составляет $100,3 за тонну. 

Министерство финансов РФ Директор департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Татьяна Демидова приняла участие в круглом столе Парламентской газеты: "Как будут совершенствоваться госзакупки?"

В своём выступлении Татьяна Демидова напомнила о проделанной работе по оптимизации закупочных процедур. Объединение плана закупок и плана-графика закупок в единый документ, существенное сокращение сроков для проведения аукционов,  увеличение предельных значений закупки у единственного поставщика – все это позволило существенно сократить сроки осуществления закупочных процедур.Директор департамента также рассказала о работе Минфина России над оптимизацией процедур в закрытой форме. Соответствующий законопроект размещен на портале проектов нормативных актов. В данном законопроекте также предусмотрено исключение документации о закупках и сохранение только извещения.«При переводе закупок в закрытую форму мы должны обеспечить максимальную возможность сохранения конкурентности,  контроля и администрирования соответствующих процедур», - заявила Татьяна Демидова.В рамках проводимой работы по совершенствованию законодательства о закупках запланировано подготовка законопроекта, направленного на дальнейшую оптимизацию закупок, включая унификацию механизма нормирования закупок, исключения излишних способов закупок, а также электронизацию закупок малых объёмов. Также в настоящее время проводится работа по утверждению форм всех документов, составляемых при осуществлении закупок в электронной форме, и по автоматизации прохождения всего процесса.«На перспективу планируется предусмотреть автоматизацию, в том числе, администрирование процессов и самих актов приемки выполненных работ. Это позволит автоматизировать процесс начисления штрафов и обеспечит, в том числе, автоматический контроль за достоверностью и надлежащим исполнением условий контракта», - заключила Директор департамента.

Министерство финансов РФ Законопроект о либерализации ОСАГО рассмотрен и одобрен на заседании Правительства РФ

Законопроект «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» рассмотрен и одобрен на заседании Правительства, в скором времени он будет внесен на рассмотрение Госдумы. Проект федерального закона направлен на индивидуализацию тарифов ОСАГО для конкретного страхователя и создает условия для перехода к регулированию, обеспечивающему условия для конкуренции страховщиков не только по цене, но и по неценовым факторам.В настоящее время тарифообразование в ОСАГО не всегда соответствует требованию справедливой стоимости страховой услуги для потребителя. А также не позволяет устанавливать цену полиса, учитывающую индивидуальные особенности каждого страхователя. Анализ убыточности показывает, что используемая в настоящее время система страховых тарифов не в полной мере отражает риски, присущие отдельным категориям граждан. Так, например, зачастую цена полиса для аккуратных водители и лихачей, допускающих систематические грубые нарушения Правил дорожного движения, может быть одинаковой, что не говорит о справедливой стоимости полиса ОСАГО. Учитывая данные факты, законопроект предусматривает:1. Право страховщиков самостоятельно определять подход к применению базовых ставок страховых тарифов с учетом личностных характеристик страхователя, в частности: характеристик вождения, наличия неоднократных административных наказаний за грубые нарушения Правил дорожного движения. При этом законопроектом сохраняется ограничение на минимальный и максимальный размер страховых тарифов, регулируемых Банком России.2. Реформирование системы бонус-малус – предлагается учитывать истории вождения каждого водителя: наличие и количество страховых выплат в результате дорожно-транспортных происшествий, произошедших по вине каждого водителя, по всем транспортным средствам, находящимся в его управлении, а также по всем договорам ОСАГО.3. С 1 января 2020 г. поэтапное исключение коэффициентов страховых тарифов, зависящих от территории преимущественного использования транспортного средства, а также с 1 октября 2020 г. исключение коэффициентов страховых тарифов, зависящих от технических характеристик транспортного средства (мощности двигателя легкового автомобиля). 4. Увеличение размера страховой суммы за вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, до 2 миллионов рублей с 1 января 2020 г.  Принятие и реализация законопроекта позволит улучшить качество предоставляемых услуг по ОСАГО, повысить культуру страхования, а также позволит учитывать индивидуальные особенности страхователей и создаст условия для конкуренции среди страховщиков по дополнительному определению факторов, влияющих на размер страховых тарифов, в целях обеспечения большей доступности страховых услуг для потребителей.

Министерство финансов РФ Антон Силуанов выступил в Совете Федерации в рамках правительственного часа По вопросу о реализации Единого плана деятельности Правительства РФ по достижению национальных целей развития в области экономики

Уважаемая Валентина Ивановна!Уважаемые сенаторы, коллеги!    Президентом в Указе определены 9 национальных целей развития. Это, в первую очередь, задачи по снижению бедности, увеличению доходов граждан, повышению доступности и качества здравоохранения и образования, расширению доступа к комфортной городской и транспортной инфраструктуре и др.Но очевидно, что все эти национальные цели могут быть реализованы только при выполнении целевых задач, поставленных в области экономики – это обеспечение темпов роста экономики выше мировых, вхождение Российской Федерации в пятерку крупнейших экономик мира, увеличение высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора.Для реализации национальных целей развития Правительством в текущем году подготовлен целый комплекс мер. Он включает в себя активизацию частных инвестиций и повышение отдачи государственных капитальных вложений, снижение административных издержек и регуляторных рисков, повышение производительности труда и увеличение конкурентоспособности др. Принят целый ряд проектов в сфере стимулирования экономического роста. Об этом я расскажу чуть позже. Какие факторы ускорения экономического роста запланированы на ближайшую шестилетку?Первое – это повышение инвестиционной активности частного сектора. Мы видим, что уровень инвестиций пока не достигает того значения, которое определено в наших планах – 25% ВВП. Сейчас уровень инвестиций составляет 20,6% ВВП. Для ускорения темпов роста инвестиций утвержден «План по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал и повышению их уровня до 25% ВВП». Он включает несколько элементов - системные задачи по улучшению инвестиционного климата и отраслевые показатели эффективности для каждого ведомства. Этот план содержит меры по улучшению предпринимательской среды и снижению издержек бизнеса, развитию инфраструктуры, меры по повышению эффективности госкомпаний, которые активно участвуют в инвестиционной деятельности и от их работы во многом зависит общий инвестиционный фон в стране.Какие реализованы задачи из этого плана? Мы утвердили план мероприятий «Трансформация делового климата», в Госдуме рассматривается законопроект о новом механизме организации и осуществления контрольно-надзорной деятельности. Во взаимодействии с отраслевыми ведомствами вырабатывается пакет мер, снимающих ограничения по привлечению частных инвестиций в каждой конкретной отрасли. Ведем взаимодействие с деловым сообществом по содействию реализации конкретных инвестиционных проектов и с регионами по достижению показателей эффективности в экономической сфере. Я лично с начала года провел встречи с 51 регионом на специальных совещаниях по этой теме.Подготовлена методика оценки социально-экономических эффектов от реализации инфраструктурных проектов с участием государства. Остановлюсь подробнее на трех национальных проектах. Первый проект – это повышение производительности труда. За последние два года нам удалось несколько улучшить ситуацию – рост производительности составил около 2% в год. Это выше, чем среднегодовые темпы за последние 10 лет. В первую очередь, конечно, важно региональное участие в этом проекте. Все регионы приглашены к участию. Сейчас в нем участвуют 36 регионов, с ними подписаны соответствующие соглашения о том, чтобы предприятия, работающие в этих субъектах, принимали меры по повышению производительности труда. На сегодняшний день более 500 предприятий участвуют в этом нацпроекте, около 200 предприятий получают экспертную поддержку Федерального центра компетенций (ФЦК), около 300 предприятий внедряют меры по повышению производительности труда под руководством субъектов. Я сам был на этих предприятиях, каждый месяц несколько раз бываю в различных субъектах. Видно, что предприятия, которые внедряют принципы повышения производительности труда, увеличивают этот показатель от 10% до 30% за год. Перед нами стоит задача увеличить производительность к 2024 году на 5% по России. Те предприятия, которые включены в программу, показывать повышение на 10% и более в год – это очень хороший показатель. Кроме того, производительность труда относится не только к экономике, но и к бюджетной сфере – это и здравоохранение, и образование. Речь идёт о таких проектах, как «Эффективная поликлиника», «Комфортная школа». Внедрение принципов повышения производительности труда приводит не к сокращению штата, как говорят многие, а, наоборот, к расширению производства. Следующая серьезная задача – это экспорт. Принят соответствующий национальный проект по вовлечению России в глобальную экономику и усилению конкурентоспособности наших предприятий. Какие для этого разработаны инструменты?Подготовлена программа поддержки производителей, реализующих корпоративные программы повышения конкурентоспособности (КППК). Если предприятие заявляется на эту программу и ставит план по увеличению экспорта, оно получает возможность привлечения льготных кредитов -  4,5 п.п. субсидируется из федерального бюджета. В рамках нацпроекта принят Федеральный закон, предусматривающий право на вычет «входного» НДС при экспорте услуг. Это важная мера, которая дает дополнительные возможности для компаний, экспортирующих услуги, в том числе транспортных компаний, IT компаний, организаций, оказывающих другие виды услуг. Также подготовлен законопроект о либерализации визового режима. С 1 июля вводится упрощённый порядок въезда иностранных граждан в Калининградскую область. Упрощенный режим, электронные визы будут постепенно внедряться на всей территории страны. Это тоже очень эффективная мера. И, конечно, валютное законодательство. Мы подготовили два законопроекта, смягчающих требования валютного контроля и ответственность за их нарушения. Первый законопроект внесен в Госдуму, второй готовится к принятию во II чтении. Следящий национальный проект – это малый и средний бизнес, стимулирование развития малого и среднего предпринимательства. Сейчас малый и средний бизнес во многих странах – это основа экономики. И мы ставим себе задачу по увеличению числа представителей малого и среднего предпринимательства.  Сейчас это 19 млн. человек, ставим задачу достичь к 2024 году 25 млн. человек и повысить вклад этого сектора в ВВП страны. Какие результаты нацпроекта можно подвести?С начала года в 4 пилотных регионах введен эксперимент по налогу на профессиональный доход. Сегодня около 130 тысяч людей зарегистрированы в приложении «Мой налог» и применяют новый специальный режим.  Со следующего года мы дадим право и другим регионам внедрять у себя этот налоговый режим. Запуск программы льготного кредитования предпринимателей  по ставке 8,5 %. В 2018 году льготные кредиты были выданы  на 80 млрд. руб. А сейчас предприниматели уже заключили кредитные соглашения на сумму около 100  млрд рублей. У нас в нацпроекте более амбициозные задачи. Мы сейчас увеличиваем возможности, привлекаем банки для того, чтобы они более активно кредитовали малое и среднее предпринимательство.  Больше будем субсидировать ставку – с 2,5% увеличим до 3,5%, предоставляем возможность рефинансировать кредиты для МСП, активно развиваем микрофинансирование малого бизнеса. Для развития микрофинансирования мы обеспечиваем  докапитализацию действующих микрофинансовых организаций и создание новых МФО в Приморском крае, Амурской, Еврейской автономной, Костромской, Магаданской областях и Ненецком автономном округе. Расширяется доступ субъектов МСП к системе закупок. Ожидаем, что по итогам 2019 года объем закупок крупнейших заказчиков у субъектов МСП  составит 3,4 трлн рублей. На 1 июня объем закупок у субъектов МСП крупнейшими заказчиками уже составляет  почти 1,2 трлн рублей. Также для поддержки начинающих и действующих предпринимателей развивается  информационный ресурс – Портал Бизнес-навигатора МСП в рамках Центров «Мой бизнес». Портал не имеет аналогов в мире по своим функциональным возможностям – он позволяет выбрать вид бизнеса, подобрать помещение, рассчитать примерный бизнес-план, получить информацию о доступных мерах поддержки. Это очень хороший инструмент, который запущен в рамках реализации нацпроекта. Помимо начала реализации национальных проектов для достижения  национальных целей проведена полная модернизация всей системы госуправления:Выстроена система целеполагания. В рамках формирования «Единого плана по достижению национальных целей развития» мы «разложили» на составляющие элементы по факторам  и каскадировали  от федеральных министерств и ведомств до субъектов и муниципальных образований. Создана новая система контроля и мониторинга. Как стратегического – посредством ежегодной оценки достижения национальных целей развития, так и оперативного – на всех стадиях от проектирования до завершения по всем уровням управления (федеральный, региональный, муниципальный). Важно, что мы впервые увязали бюджетные показатели с конечными результатами проектов. Это серьезная новация, которая позволяет по-другому взглянуть на всю систему госуправления.  Определена персональная  ответственность за достижение национальных целей развития.Изменилась и работа с регионами. Они стали полноправными участниками реализации национальных проектов. Для них определены значения показателей из национальных целей развития. Нередко региональные власти говорят, что их сложно реализовать, необходимо дополнительное финансирование. Но они распределены таким образом, чтобы достичь к 2024 году цели, поставленные в указе Президента. Да, действительно, это амбициозные цели, но тем не менее они определены для министерств и ведомств, и для субъектов РФ. Это 15 основных показателей оценки деятельности регионов. Мы будем очень серьезно работать в этом направлении с регионами. По софинансированию. Многие говорят, что обещали софинансирование 95% на 5%, а на самом деле уровни софинансирования иные. В качестве аргументов приводят такие положения – не включение в софинансирование подготовки проектно-сметной документации, подключения к сетям, удорожания проектов. Действительно по каким-то субъектам РФ так и есть. Так было и раньше – когда мы софинансировали из федерального бюджета обязательства регионов по пропорциям 70% из федерального бюджета и  30% их регионального. Сейчас определен показатель 95% на 5%, но действительно возникают некоторые элементы недостаточности ресурсов. Мы готовы индивидуально с каждым субъектом отрабатывать эти вопросы. Например, мы были в Дагестане с обсуждением национальных целей развития, и в этой республике были предусмотрены деньги на подготовку проектно-сметной документации. В других регионах такое управленческое решение не принято, поэтому возникает вопрос о выделении средств на подготовку проектно-сметной документации. Нам нужно очень точечно смотреть на финансовые состояние регионов и очень точечно принимать решения по поддержке в рамках реализации нацпроектов. Ход исполнения нацпроектов требует изменения законодательства. Мы подготовили предложения:•     о распространении срока действия соглашений на весь период, на который утверждено распределение межбюджетных трансфертов, т.е. на 3 года и возможно до 6 лет;• о необходимости утверждения правил распределения межбюджетных трансфертов до начала финансового года;• установление предельного срока заключения субъектами соглашений с муниципальными образованиями о предоставлении трансфертов за счет субсидий из федерального бюджета;• участие  субъектов РФ в обсуждении вопросов управления ресурсами нацпроектов;• изменение системы оценки работы субъектов РФ исходя из достижения национальных целей развития и реализации нацпроектов, изменение системы стимулирования. В заключение хочу сказать, что постановка национальных целей, реализация нацпроектов кардинально изменили принципы работы органов государственной власти и местного самоуправления. Основной критерий теперь является результат, а не освоенные бюджетные средства и принятие программ. Изменилась и мотивация законотворческой деятельности. Более тесно взаимодействуют федеральный центр и регионы. Все эти изменения позволят добиться поставленных национальных целей развития.

Министерство финансов РФ Совет Федерации одобрил поправки в федеральный бюджет на 2019 год

Первый заместитель Председателя Правительства РФ– Министр финансов Антон Силуанов представил в Совете Федерации поправки в федеральный бюджет на 2019 год. В своем выступлении он отметил, что бюджет становится более устойчивым, снижается зависимость от нефти и газа, а также увеличивается ненефтегазовый дефицит, он составит 5,8%. Антон Силуанов подчеркнул, что впервые в прогнозе меняется оценка нефтегазовых доходов, так как начала действовать система регулирования цен на топливо на внутреннем рынке. «Впервые в прогнозе снижается оценка поступлений нефтегазовых доходов. Мы обычно корректировали их в сторону увеличения, сейчас ситуация меняется», - заявил Первый вице-премьер. Особое внимание уделяется поддержке регионов - поправками на 129 миллиардов рублей увеличиваются трансферты субъектам. Средства будут предоставлены в виде дотаций на сбалансированность бюджетов, часть которых планируется направить на строительство дорог. «Уже есть распределение по регионам, подготовлено предложение Минтранса, сейчас оно проходит межведомственное согласование. В ближайшее время рассмотрим этот вопрос на трехсторонней комиссии», - сказал Антон Силуанов.
USD 62.9451 ↑ 0.11649999999999
EUR 70.5552 ↓ -0.051600000000008
Au 2834.84 ↓ -24.95
Ag 31.59 ↑ 0.5

Смотрите также